ГСОШ №307 требуются учителя начальной школы с русским языком обучения.
Поиск
Авторизация
На сайте
Гостей: 36
UNITED STATES UNITED STATES UNITED STATES UNITED STATES UNITED STATES UNITED STATES
UNITED STATES unknown UNITED STATES UNITED STATES unknown unknown
UNITED STATES unknown unknown unknown UNITED STATES RUSSIAN FEDERATION
UNITED STATES unknown UNITED STATES UNITED STATES unknown unknown
RUSSIAN FEDERATION RUSSIAN FEDERATION unknown unknown UNITED STATES UNITED STATES
UNITED STATES UNITED STATES UNITED STATES UNITED STATES unknown UNITED STATES
Пользователей: 0
Ресурсы
05.11.2013

Страсти по будущему: родители и выбор ребёнком профессии. Часть 2.

Скажи, чего ты хочешь
Бывает и так. Приходят на консультацию отец с сыном. Папа готов поддержать любой выбор, он готов на любые затраты, лишь бы ребенок хоть чего-нибудь захотел. А ребенок не хочет ничего хотеть. Он не слышит отцовских слов. Почему же он их не слышит? Потому что отец говорит на одном языке, а у сына язык другой.


Отец — технарь, владелец бизнеса, директор компании. Он постоянно в борьбе, он и изъясняется в категориях борьбы: «Ты должен войти в средний слой общества. Без высшего образования ты сможешь работать только руками, тебя будут окружать люди неинтеллигентные. Ты должен воспитать в себе ответственность, чувство долга. Поезд твоего поколения идет быстро. Люди в этом поезде счастливы, они живут. Они не потеряли время. А ты остался стоять на перроне». Таков взгляд отца, жаждущего вывести сына в люди.

Кто знает, а может, оставшись на перроне, парень хорошенько рассмотрел вокзал и его окрестности — и это легло в копилку опыта? Потом он это передаст в своем творчестве — например, в тексте. Главное же — не спать, а видеть и переживать.

Сын явно гуманитарий, он прекрасно, точно, образно говорит по-русски, умея выразить любую мысль, любое переживание. Он отдает себе отчет в том, что не желает думать о технике и иметь дело с железом. И его поведение говорит об этом совершенно определенно. Бросив технический вуз через три месяца после начала обучения, он играет на гитаре в музыкальной группе.

Отец: «Ну что это такое? Если играешь — играй хорошо! Ты должен репетировать пять часов в день. Или не играй вовсе».
Говорю: «Как вы отнесетесь к тому, что сын ваш никогда не будет начальником?»
Отец: «Пусть, пусть не будет. Лишь бы стал профессионалом».

Прав отец? Прав! Однако он не находит пути к сердцу сына. Он не может донести до сына своей тревоги. Сыну кажется, что отец в его голову забивает гвозди (говорит напористо, сильно, быстро, используя абстрактные понятия: долг, ответственность). И сын «включает глушитель». Не слышит.

Но ведь и отец не слышит сына. Он не замечает, например, что у сына хорошая речь. Этот юноша оказывает отцу мягкое сопротивление. Он ни разу не сказал: пап, мам, я не хочу учиться в этом институте. Он этого не сказал явно. Он это показал — тем, что ушел из института. Поставил родителей перед фактом.

Сыну восемнадцать. Придется идти в армию, но он не боится: «Надо так надо».
Отец в недоумении: «Ну почему он мне не говорит о своих намерениях?»

Я скажу так. Ребенок должен иметь опыт сопротивления родителям, опыт спора с родителями. И хорошо, если родители дают сыновьям и дочерям такую возможность — иметь свое мнение, отличное от их, родительского. И хорошо, если дети не очень боятся его высказать.

Отец: «Да мы же его не убьем, если он выскажет свое мнение!»
Но сын думает по-своему: «Убить не убьете, но вы же так вкладываетесь! Я боюсь вас огорчить, но и сделать по-вашему все равно не могу».

Сын ведет себя расслабленно и не по-взрослому. Пока у него есть такая возможность — продолжать быть во всех смыслах иждивенцем. Тревогой и помощью родители создают мягкую прослойку между реальностью и сыном. Стукнуться об экономическую реальность (она-то и отрезвляет, делает взрослым) сыну никак не удается: он живет с родителями. А родители боятся: столкновение с реальностью может оказаться гибельным для сына. Отец буквально излучает тревогу и оказывает всевозможную помощь.

Как тревога этих родителей работает в душе этого сына? Сын понимает ситуацию так: «Немного назойливо, но зато безопасно. Все равно за меня всё сделают, потому что тревожатся. Но браться за дело все равно надо».
Ну так пусть берется! И родители должны позволить ему сделать свой выбор.

Теги:
Другие статьи раздела
© School307 2010